?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Брат Иван Федорович



На просмотре этого спектакля у нас с Наташей родился мем про СуперАсю, человека, которому за десять минут до начала спектакля можно сообщить о том, что он приглашен и через 15 минут СуперАся доберется до театра из любой точки Москвы. А если честно, то я очень рад, что Ася успела и посмотрела спектакль вместе с нами.

Сам спектакль стал для мена третьим театральным прочтением Братьев Карамазовых за весну 2014 года. Романа настолько страшного и всеобъемлющего, что, кажется, можно просто брать, и ставить по каждой из 12 книг (из которых состоит роман) отдельный спектакль. Так, в принципе, и поступил Сергей Женовач - поставив Брата Ивана Федоровича по 11 книге.

В своей лекции "Про Что Братья Карамазовы" (которую можно найти среди аудоизаписей на вконтакте) Дмитрий Быков говорил о феномене Карамазовых, о том что через это семейство Достоевский олицетворял главные пороки России - неуемство, разврат и упивание этим. Каждый из членов семьи неумен и развратен в одном из аспектов: Дмитрий Федорович - в страсти, Смердяков в лакействе, Алексей Федорович в святости, Федор Павлович в похоти, Иван Федорович в интеллекте. Известно, что Братья Карамазовы - первая часть более крупного романа (так и не начатого в связи со смертью автора), события которого должны были происходить через 13 лет после описанных. Главный герой у романов сквозной - Алеша. Наиболее значимые исследователи творчества Достоевского Игорь Волгин и Николай Страхов утверждают, что во второй части романа "История Великого грешника" Алеша должен был стать террористом. Вероятнее всего Женовач не брал в расчет эти факты при постановке своих Мальчиков. Наверное, от них он отмахнулся и при постановке Брата Ивана Федоровича, но не факт.

Эти два спектакля одного режиссера и одной театральной труппы очень различаются. И даже не тем, что одних и тех же персонажей играют разные актеры. Оба спектакля на и о надрыве, но надрывы у них разные: полный боли детский "Мальчиков" и полный страха почти взрослый надрыв "Брата..."

Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей


Достоевский писал об искалеченных людях, подарив миру такой образ России, такой образ загадочной и заплатанной русской души. В СТИ на этих людей можно посмотреть со спины, угадав в их силуэтах себя. Увидеть диалог Ивана с Дьяволом внутри и во вне. Задержаться мысленным взглядом на Алеше (он почти не сходит со сцены и чаще всего просто слушает других). И еще раз поразиться тому, какую же, блин, выворачивающую всю суть наружу книгу написал Достоевский, и тому, как легко и незаметно могут пролететь два часа разговоров на сцене. Разговоров о главном и нужном, которые ты будешь слушать с открытым ртом там в зале, но потом забудешь.