?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Контрабас



Этот театральный монолог Патрика Зюскинда появлялся в моей жизни не один раз. В основном в форме неоднократно пречитываемого рассказа, который один раз я даже пытался прочитать вслух (но что-то не срослось). Примерно пять лет назад успел посмотреть в Сатириконе постановку с Константином Райкиным. Казалось, что этим тема была закрыта окончательно, ведь на сцене Сатирикона текст Зюскинда просто побуквенно нашел воплощение в актерском мастерстве Райкина. Да, примерно так во время чтения я всё себе и представлял.

Сейчас я читаю повесть Зюскинда, написанную им спустя почти 11 лет после Котрабаса - Die Geschichte von Herrn Sommer. На задней обложке книги приведено несколько отзывов. Процитирую два из них:

«Die typische Süskind-Mischung aus teils poetisch Zartem, teils Gewitztem»
«Er trifft genau den richtigen Erinnerungston zwischen Komik und Sehnsucht»


Плюсы и минусы постановки с Константином Хабенским кроются в осмысленной или же неосмысленной попытке повторить Зюскинда на театральной сцене. Авторы ориентируется сразу и на низшую форму "common knowledge о Зюскинде", и на то, на что указывают рецензенты повести. Что есть Зюскинд для подавляющего большинства - Парфюмер и убийство рыжих женщин. Что есть Зюскинд, для прочитавших что-то кроме Парфюмера - упомянутое выше слово Sehnsucht, гротескная грусть, гротескная нежность, гротескная боль. Это всегда вывернутый наизнанку мир. Это всегда трагифарс (в зависимости от произведения более или менее смешной). Слово трагифарс не встречается в тексте монолога-пьесы, но оно есть в заголовке мхатовского спектакля. И это - чертовски точное попадание.

«Потому что по отношению к даме, которую я люблю, я кавалер, с головы до пят. Но это отвратительно, когда эта женщина идет куда-то с другими мужчинами. Я считаю это отвратительным! Женщина, которую я люблю! Она не должна ходить с другими мужчинами в рыбный ресторан! Вечер за вечером!.. Правда, она меня не знает, но... но это единственное, что может уменьшить ее вину! Когда она меня узнает... когда она потом со мной познакомится... это не вероятно, но... когда мы узнаем друг друга, тогда - она запомнит это на всю жизнь, это я могу обещать вам уже сейчас, я обещаю вам в письменном виде, потому что... потому что...»

Примерно пять лет назад я сходил на постановку "Розенкранц и Гильденстерн мертвы". Я был поражен по самое не-балуйся. Никогда до этого я не сталкивался с чем-то, столь ясно отражавшем мои мироощущение, мировосприятие и миропонимание. Спустя пять лет, сейчас, при написании реферата в балконное окно стучится слово трагифарс. Возможно, да, я падок на такую форму, но Контрабас Хабенского полностью закрыл для меня собой Контрабас Райкина. Он звучит полнее, глуше и больнее. Смычок Хабенского движется грустно, забавно, правильно и страшно...

Зачем только они положили мертвую женщину в холодильник. Зачем? Это уплощает и упрощает всё. А Зюскинд никогда не был плоским и простым, особенно когда Жан-Батист Гренуй убивал рыжих женщин.